Этот сайт использует куки
Некоторые из них являются необходимыми для функционирования нашего сайта, а другие помогают понять, как улучшить наш сайт, давая нам несколько советов о том, как используется сайт. NGP стремится обеспечить конфиденциальность вашей личной информации. Мы не будет продавать или передавать вашу информацию для любой другой организации, за пределами NGP, если вы даете разрешение нам для этого.
  Поделиться::  Facebook  Twitter 

Интервью с участниками международного семинара в Республике Коми


Передовые практики ведения лесного хозяйства в мире и в России: разные точки зрения экспертов, ученых и экологов объединяет общая идея необходимости задуматься о будущем и работать на перспективу уже сейчас… Об этом рассказывают участники первого семинара в рамках Бореальной лесной платформы, который состоялся в Коми.

Попов

Денис Попов, начальник отдела сертификации и экологии службы лесопользования АО «Монди СЛПК»:

– Каждый день в ходе семинара мы выезжали на лесные участки разных компаний, где в различных условиях применялись те или иные практики по интенсификации. Мы смогли увидеть как положительные примеры, так и ошибки, что очень важно. Это постоянно вызывало бурные обсуждения, которые зачастую заканчивались горячими спорами – так и должно быть.
Из приглашенных, к сожалению, не все смогли приехать на семинар в Коми, хотя «бизнес», как обычно, был представлен достаточно широко. В целом, 2015 год очень насыщен полевыми семинарами по интенсивному лесному хозяйству – сначала семинар в Тихвинском и Подпорожском районах Ленинградской области, теперь семинар в Коми, а в скором времени планируется еще один в Карелии. По итогам всех семинаров можно будет выработать предметные, конструктивные предложения в госорганы.

Очень важно, что во всех полевых семинарах обеспечено участие представителей природоохранных организаций и научно-исследовательских институтов. Есть опасения, что нововведения могут быть опасны для окружающей среды и для лесов в целом. Именно поэтому важно, чтобы бизнес и общество работали в коалиции для соблюдения баланса интересов Бореальная лесная платформа должна стать площадкой по выработке совместной взвешенной позиции бизнеса и общества и ее доведению до государственной власти. Это по моему мнению основная задача платформы!

Конечно, же, в бореальной платформе есть также и элементы обучения, т.к. мы обмениваемся опытом и изучаем конкретные практические примеры. Несмотря на то, что большинство участников семинаров итак люди «ученые и умудренные опытом», все по разному пришли к понимаю нашей проблематики и из-за этого нередко возникают острые споры и горячие дебаты.
Ценно то, что Бореальная лесная платформа позволяет перейти от абстрактных идей и философских рассуждений к поиску конкретных решений и механизмов внедрения.

Другой важной задачей бореальной лесной платформы может стать систематизация накопленного опыта. Все имеющиеся объекты должны быть учтены и лечь в основу будущих наблюдений и научных исследований – информация об объектах должна быть в открытом доступе и использоваться. Например, в Коми когда-то были очень интересные эксперименты, но нет никакой информации о том где эти объекты находятся, кто их закладывал и как, какой же в итоге получился результат. Те немногочисленные примеры из старого опыта, которые мы видели в ходе семинара, сохранились только благодаря работе Фонда «Серебряная тайга» в рамках проекта Модельный лес «Прилузье». Нельзя потерять и забыть то, что наработано непосильным трудом.

И последнее, бореальная платформа объединяет группу активных людей, которые могут активно участвовать в разработке важных нормативных документов. В частности, прямо сейчас идет обсуждение Концепции и мы на базе платформы могли бы провести оперативное рассмотрение и доработку этого важного документа.

Если говорить о подходе «Монди», то мы с коллегами в последнее время стараемся не использовать слово «интенсивное» в отношении лесного хозяйства, а предпочитаем использовать термин «правильное лесное хозяйство». Наша позиция такова, что в России пока нет речи об интенсивном лесном хозяйстве и лишь предпринимаются попытки внедрить и развивать отдельные элементы интенсивной модели. Пока интерес проявляют преимущественно компании, занимающиеся целлюлозно-бумажным производством. Именно мы в случае с проходными рубками в низкотоварных средневозрастных насаждениях умудряемся сами себя хоть как-то мотивировать. Судите сами, даже такой наименее ценный сортимент как осиновый баланс, заготовленный во время проходных рубок в 150 километров от комбината, несмотря на более сложный и затратный технологический процесс, становится нам более выгодным, чем аналогичный сортимент, заготовленный сплошными рубками на удалении 300 километров и более. На транспортных расходах мы можем получать действительно хороший эффект. Эта экономия должна позволить в свою очередь компенсировать обоснованный рост затрат на лесохозяйственные работы, по которым и как рост объемов, так и рост интенсивности. Помимо этого, компания вкладывает колоссальные капитальные инвестиции в будущее – собственный лесопитомник, современная техника, круглогодичные дороги и мосты. Некоторые коллеги могут спросить, как же нам удается все это обосновать и получить поддержку акционеров? Это было не всегда просто! Но теперь, когда в высшем руководстве комбината есть хорошо разбирающиеся в лесных вопросах и имеющие европейское лесное образование люди, многие вопросы более не требуют сложных расчетов и длительных обоснований.

В результате поступательного движения к заданной цели, не смотря на то, что в России еще нет даже официального понятия «интенсивное лесное хозяйство», мы сумели перерасти уровень простых «демонстрационных участков». Уже с 2009 года предприятие перешло на современный посадочный материал с закрытой корневой системой, с 2011 года внедрены высокоинтенсивные рубки ухода в молодняках, с 2012 года внедрены новые практики подготовки почвы, с 2015 года проходит апробация новых методов агроухода. Также на сегодня у нас имеется хороший фундамент для выхода на промышленные объемы по проходным рубкам. Предприятием проведено полное лесоустройство в двух лесничествах, подобраны участки для комплексного внедрения интенсивной модели, решены сложнейшие технические и кадровые вопросы.

 

Вервейко1
Илья Вервейко, руководитель направления по лесной политике ОАО «Группа «Илим»:
— Это не первый семинар по теме интенсивного использования и воспроизводства лесов. Все крупнейшие лесопромышленные компании пытаются поддерживать и развивать эту тему. На семинаре мы познакомились с результатами тех наработок, которые уже есть.
Такие семинары, безусловно, очень полезны в плане обмена опытом и выработки каких-то новых идей и решений. Особенно это актуально в настоящее время, поскольку идет разработка нормативов интенсивного использования и воспроизводства лесов для первого пилотного лесного района — Двинско-Вычегодского, как раз на территории которого проходил семинар. Широкое обсуждение в рамках семинара позволит учесть существующие недостатки и подготовить такие нормативы, которые потребуют минимальной корректировки впоследствии.
В целом семинар организован очень хорошо, нам продемонстрированы передовые объекты, в том числе те, что заложены достаточно давно и представляют особый интерес. Я даже не могу сказать, что мне понравилось больше: было интересно побывать на всех лесных участках. Компании стараются вписываться в существующие нормативы и одновременно предлагают новые решения для правильного ведения лесного хозяйства.
Бореальная лесная платформа может быть площадкой для постоянного обсуждения интенсификации. Со своей стороны мы готовы делиться опытом, чтобы наши успехи могли помочь другим компаниям работать по-новому, в направлении интенсификации.
Интенсивное лесное хозяйство, как мы его понимаем, — такое хозяйство, когда мы активно воздействуем на формирование лесного насаждения путем проведения лесохозяйственных мероприятий в течение всего цикла лесовыращивания для получения древостоя с целевым породным и сортиментным составом. Эта работа должна проводиться с соблюдением всех экологических требований, тем более что мы – cертифицированная компания. 

 
Паутов
Юрий Паутов, директор фонда «Серебряная тайга»:
– Мне нравится, что в рамках Бореальной лесной платформы налажен открытый обмен мнениями, разные точки зрения представлены в форме дискуссии. Важно, что участники не боятся высказывать свое мнение. С другой стороны, у меня есть пессимизм относительно перспектив развития интенсивного лесного хозяйства, ведь необходимо переворачивать всю сложившуюся систему, которая у нас поставлена с ног на голову! Остается неясным, каким образом во главу угла поставить экономику, которой никогда не было в советском и постсоветском лесном хозяйстве, и начать ее ограничивать природоохранными задачами, и четкого направления действий пока не просматривается. Стремиться, конечно, надо, но мы как путники у камня: направо пойдешь, налево пойдешь, прямо пойдешь – все-равно голову сложишь.
Бореальная лесная платформа – это объединение заинтересованных сторон. Совместными усилиями можно достичь гораздо большего, чем действуя по отдельности.
Если нам удастся договориться об основных правилах игры внутри платформы, то затем лоббировать общие интересы будет гораздо легче, чем если это природоохранники, научное сообщество и бизнес будут делать каждый на своем фронте, доказывая свою правоту.
Сегодня сайт Бореальной лесной платформы – еще один ресурс, на котором можно познакомиться с разными точками зрения. Но лично мое ощущение, что этих сайтов сейчас стало так много, что потеряться можно. Одной из основных задач этого сайта я считаю пропаганду положительного опыта, в частности, чтобы там были рассказы о тех практиках, с которыми нас познакомили в рамках этого семинара. На сайте должны быть опубликованы конкретные дела, которые были сделаны в российских условиях, с тем чтобы люди могли убедиться: это возможно! У многих, даже у тех, кто хотел бы что-то сделать сам, есть ощущение, что ты со всех сторон обложен как волк, и что-то изменить невозможно. Платформа должна показать аудитории, что интенсивное лесное хозяйство в нашей стране вести реально и что по объективным причинам делать это необходимо, в противном случае мы, как известная лягушка в кувшине с молоком, потонем все вместе.
Развитию интенсивного лесного хозяйства в России препятствует полное отсутствие экономики в истории, нормативах, правилах ведения лесного хозяйства в стране. У нас экономика отсутствует и непонятно, зачем мы ведем это хозяйство вообще. Способствует интенсификации и понимание того, что лес как ресурс кончается. Опыт зарубежных стран показывает – другого выхода нет. Это понимание у бизнеса все больше и больше стимулирует его к поиску решений. Есть оно и у представителей проектных организаций, им тоже надоело делать бессмысленную работу по составлению тупых проектов освоения лесов… То, что делается ими сейчас, – попытка скрестить ужа с ежом и получить колючую проволоку. Безусловно, что любому человеку хочется, чтобы его дело было разумным, приносящим полезный результат. По всему получается, что главная задача Бореальной лесной платформы – соединить в единый кулак разнонаправленные интересы всех участников лесных отношений: природоохранников, бизнеса, научного сообщества, проектных организаций…
Интенсивное лесное хозяйство – это когда человек думает о своем ресурсе, о заработке, о долгосрочных планах и предпринимает для воплощения своих дум необходимые меры, при этом планирует на тридцать-сорок лет вперед. Для этого он должен быть или хозяином ресурса, или система управления лесами должна быть выстроена так, чтобы это планирование на несколько десятилетий вперед было возможно. В дореволюционной России такое планирование было, оно осуществлялось в казенных лесах и в отдельных помещичьих владениях. В частных лесах это было скорее исключение чем правило, а в казенных лесах это было встроено в систему управления лесами и в работу государственных лесничих как одно из необходимых условий.
После революции такое планирование исчезло, потому что при советской власти экономика пропала из лесного хозяйства и никто уже не считал, сколько стоит выращивание леса. Все считали только одно: сколько стоит его заготовка. Интенсивное лесное хозяйство воспринимается сейчас как какие-то отдельные, оторванные от системы мероприятия типа рубок ухода, лесовосстановления, удобрения, мелиорации. Чтобы перевести ситуацию на разумные рельсы, нужно поставить во главу угла, что интенсивное лесное хозяйство это грамотно спланированное выращивание древесины на достаточно большой территории. Известно, что от нескольких десятков тысяч гектаров это становится уже экономически выгодным. В рамках действующих нормативов и существующего отечественного опыта и технологий интенсификация – скорее исключение, чем правило. Пришло время менять сложившееся положение вещей, и нам есть, у кого поучиться. Хороший пример – в Прибалтике. Например, в Латвии точно такое же лесное хозяйство как у нас было примерно до 1994 года. Потом они отделились, в 1999 году провели реформу, и сейчас у них интенсивное лесное хозяйство по европейской схеме. Процесс перехода занял порядка двенадцати лет. Но у них и территория меньше, и поменялись менталитет лесничих и система ведения лесного хозяйства. Только вдумайтесь: за двенадцать лет они вышли на выращивание денег на своей лесной территории! У нас только рубят, а у них научились выращивать, и делают это экономически эффективно и грамотно с экологической точки зрения. 

 
Lintunen
Кай Линтунен, руководитель отдела международных коммуникаций Финской Лесной Ассоциации:
— Это очень хорошо, что Фонд дикой природы, «Серебряная тайга» и компания «Монди» пригласили нас на этот семинар, касающийся вопросов бореальных лесов. Это широкий пояс лесов. Здесь на семинаре также обсуждались проблемы климатических изменений, изменений в окружающей среде и еще широкий спектр вопросов, который освещался экспертами. Я впервые принимаю участие в таком мероприятии в России, где создана информационная платформа по бореальным лесам.
Соглашусь с коллегой, что предварительная информация по переменам, происходящим в последнее время, очень бы нам помогла. Все дело в том, что платформа создана, я впервые приглашен на нее, а проблемы бореальных лесов экспертным сообществом здесь обсуждаются уже во второй или третий раз. Желательно, чтобы в будущем информация по итогам таких мероприятий рассылалась всем заинтересованным сторонам.
Также в сферу наших интересов может входить расширение числа участников созданной Бореальной платформы, чтобы в работу активно включились не только Фонд дикой природы, «Монди», но и как можно больше других организаций и компаний. Расширение структуры данной платформы, увеличение числа участников на данном этапе очень важны.
Мы посмотрим на перспективы развития Бореальной лесной платформы, на то, как она вообще будет развиваться в ближайшее время, и тогда определимся с тем, будем ли мы ее активными участниками, и какую работу сможем вести через этот ресурс. Но отмечу, что подобного же рода информационные площадки были уже проведены и созданы, эти процессы в мире ведутся, и чтобы участвовать в них, важно понимать, как они проходят, следить за этими процессами. 

 
Чупров1

Василий Чупров, начальник отдела планирования лесообеспечения АО «Монди СЛПК»:
— Что такое интенсивное лесное хозяйство в России, я не знаю. То, что сейчас ведется в нашей стране, вообще не является хозяйством, но каким-то образом его нужно начинать вести. Получается, интенсификация — это приведение того, что мы принимаем за лесное хозяйство сегодня, к нормальному лесному хозяйству, путем увеличения объема работ в лесу. Но не валовый объем мероприятий определяет их эффективность, хотя это очень важно. Формирование эффективных технологических цепочек позволит начать выращивать древесину в лесу. И лишь когда у нас появится нормальное лесное хозяйство, можно будет думать об интенсивном. Пока же воздержусь вообще от использования термина «интенсивное лесное хозяйство». Интенсификация — да, это я поддерживаю.
В рамках семинара компании показали, что они наработали в своих попытках сделать другое лесное хозяйство и лесопользование. Интенсификацией это трудно пока называть, тем не менее, элементы интенсификации присутствуют. Начало есть и это — предмет обсуждения для понимания практической стороны интенсификации. Обсуждения интересны, потому что даже те, кто уже сегодня что-то делает, еще не могут предвидеть с точностью, к чему приведут их труды в результате.
Круг поднятых на семинаре вопросов очень широк, подчас возникали дискуссии внутри профессионального сообщества — много расхождений даже по пониманию термина интенсификации. Мы движемся примерно в одном направлении, но действуем разными методами и пытаемся достичь разных целей.
До прошлого года в России вообще не было определения, что такое интенсификация, сейчас оно появилось, формируется понимание, но до масштабной реализации еще очень далеко. Идея по выращиванию баланса на арендной территории не может быть абсолютной и повсеместно применимой. Собственник, то есть государство, не определился с этим выбором — как развивать лесное хозяйство, по какому пути идти. Я не исключаю, что компании проявят интерес к интенсификации, а государство скажет: нет. И все усилия пропадут даром.
Бореальная платформа позволит компаниям представить свой опыт, обсудить его на этой площадке, собираться на полевые семинары и находиться в профессиональном информационном поле. Специалистов, способных работать по-новому, очень немного, хороших специалистов еще меньше, поэтому материалы квалифицированных экспертов в рамках платформы должны быть открыты. К тому же этим экспертам можно будет поставить вопросы на проработку по конкретным проблемам.
Мы в рамках бореальной платформы можем также открыть свои наработки как в качестве получения обратной связи так и обмена опытом.
Одной из важных задач платформы, на мой взгляд, будет стратегическое планирование, то есть определение больших целей для отрасли вообще, для арендных территорий и конкретных предприятий — в частности.
На будущее: такие семинары нужно более тщательно планировать, заранее очерчивать тематику и системно прорабатывать вопрос, расширять круг участников, возможно в качестве экспертов привлекать иностранных специалистов, немаловажно вовлекать государственные структуры.

 

Некоз
Александр Некоз, директор по лесному хозяйству Лесного филиала ОАО «Группа «Илим» в Коряжме:
— Семинар предоставил отличную возможность посмотреть, что реализовано у коллег, и поделиться тем, что делаем мы у себя. Еще раз можно было убедиться: сколько людей, столько и мнений. Лес растет намного дольше, чем живет человек, и никто из тех, кто закладывал основу лесохозяйственной науки, и тех, кто сейчас пытается внедрить интенсификацию, не увидят результатов своей работы. В лесном хозяйстве всегда так было и будет: что начинает один, заканчивает другой… Получается, кто прав, кто не прав – покажет время. Но и жить сегодняшним днем уже не получится: мы жили этим днем уже очень долго и попросту прожили его. Пришло время грамотно ухаживать за лесом, тогда, я думаю, в нашей стране все с лесным хозяйством будет нормально.
Интенсивное лесное хозяйство – это помощь лесу. От колыбели до финальной рубки мы должны не вмешиваться в судьбу леса, а помогать ему сообразно с нашими интересами. Это и являет собой образец интенсивного лесного хозяйства.
То, что мы делаем в рамках бореальной платформы, в том числе обсуждение и разработка новых нормативов, скажется так или иначе и на малом лесном бизнесе, которому будет тяжело это все принять. В этой связи, я думаю, очень важно, чтобы они имели такой же полный доступ к информации Бореальной лесной платформы, как и крупные лесопромышленники. Если она им будет открыта, то и готовиться к новым реалиями коллегам будет легче. Мелкий бизнес сегодня не заинтересован в участии в таких семинарах, не имеет возможности быть представленным в них, но платформа, как сайт в интернете, могла бы стать большим подспорьем для них в вопросах получения квалифицированной информации. 

 
Klochikhin

Алексей Клочихин, заместитель начальника управления — начальник отдела организации использования лесов Управления использования и воспроизводства лесов Рослесхоза:

На таких семинарах должны быть широко представлены регионы, я имею в виду уполномоченные органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, ведь на управляемых ими территориях проводится экспериментальная работа. Они должны видеть, что пытаются делать компании – арендаторы лесного фонда, понимать, к чему они стремятся. Регионы, конечно, с учетом тех нормативных возможностей, которые у них есть, должны оказывать содействие, и выходить с инициативой на федеральный уровень, чтобы вносить корректировки, если таковые требуются, в нормативную базу, и лучший опыт внедрять в практику.

Тема интенсификации на сегодняшний день актуальна как никогда. В рамках изменения структуры Рослесхоза, которое произошло в апреле, был создан отдел интенсификации ведения лесного хозяйства, курирующий эти вопросы на федеральном уровне с научными, общественными организациями, с уполномоченными органами исполнительной власти на местах, с бизнесом. Он пытается реализовать направления по интенсификации в практику. Как эксперты, мы оцениваем наработки, ведущиеся в регионах, принимаем участие в обсуждениях, совещаниях, встречах, и участвуем в подготовке проектов нормативных правовых документов, которые обсуждаются дальше на других площадках. В итоге это должно воплотиться в законодательную инициативу.

Вопросы интенсификации обсуждаются в нашей стране довольно продолжительное время. На некоторых участках, которые мы посетили в рамках этого семинара, я бывал прежде. Считаю полезным опытом, когда на мероприятиях такого уровня как этот семинар встречаются представители лесного бизнеса разных регионов страны и даже международного уровня. Всегда интересно выслушать разные мнения и позиции от опытных специалистов-практиков.

Считаю, что главная задача Бореальной лесной платформы — сформировать банк данных по тем практикам, которые уже применяются в стране. Важно, чтобы эти материалы были в открытом доступе и сохранялись, потому что есть проблема смены кадров, при которой вместе с уходом специалистов утрачивается информация по их наработкам. Другим практическим результатом работы платформы должно стать то, чтобы изменения в работе действующих практик отслеживались во времени, чтобы фиксировались все, как положительные, так и отрицательные результаты. Возможно, стоит взять ряд конкретных точек, на которых будут в постоянном режиме проводиться измерения эффективности работ. Исходя из этих материалов, по мере их накопления, можно будет делать выводы, как правильно вести хозяйство на той или иной территории с теми или иными целями. Бореальная лесная платформа могла бы объединить специалистов, общественников и ученых, работающих в разных уголках нашей страны. Лесных районов у нас очень много, везде побывать лично нереально, и ресурс платформы мог бы решить проблему получения актуальных данных. Возможности коммуникации сегодня доступны всем, и на сайте платформы заинтересованные стороны могли бы получать фото и видеоматериалы, смотреть, какие задачи и как решены на том или ином лесном объекте, как это происходило в динамике и к каким результатам привело на данный момент.

На семинаре все заинтересованные стороны выразили пожелание, чтобы нормативные документы, которые должны быть подготовлены до конца декабря, обсуждались в рамках Бореальной лесной платформы. Я этому особенно рад, ведь чем больше специалистов примут активное участие в их разработке и выразят свое мнение, тем меньше будет проблем, когда мы начнем их реализовывать. Если мы сейчас что-то не учтем, то при внедрении нормативов это скажется, придется вносить изменения, а это снова потребует времени и трудовых затрат, отложит сроки внедрения.

Сегодня есть разное понимание, что такое интенсивное лесное хозяйство. Кто-то делает акцент на лесопользовании, кто-то на лесном хозяйстве. С точки зрения Рослесхоза, это интенсивное использование и воспроизводство лесов, то есть весь цикл, начиная от сбора улучшенных семян, получения качественного посадочного материала и посадки, включая все этапы работ ухода за лесом вплоть до финальной рубки, выполняемые согласно специально разработанных программ, на которые необходимо ориентироваться при выращивании конкретных сортиментов. Если намеченные программы реализуются в полном объеме, то это и есть устойчивое, интенсивное лесное хозяйство.

Сегодня заставлять всех масштабно внедрять интенсивные технологии в лесное хозяйство неэффективно и нерационально. Все компании находятся на разном уровне развития. Должны быть установлены нормативы, ниже которых опускаться нельзя, и с учетом наличия финансовых возможностей, интереса компании и при экономических стимулах должна быть предоставлена на уровне нормативных документов возможность внедрения интенсивной модели использования и воспроизводства лесов. Сегодня все компании, которые в течение срока действия договора аренды выполняли его условия, имеют право заключить договор аренды на новый срок без аукциона. Еще не принята методика расчета той ставки, по которой будут перезаключаться данные договоры аренды на новый срок, но это все на выходе, проходит согласование в федеральных органах исполнительной власти. Думаю, до конца года работа будет проведена. И тогда можно будет говорить о сроке в 98 лет, что для нашего лесного хозяйства, можно сказать, уже оборот рубки, и у компаний появится смысл вкладываться в насаждения, потому что компании смогут окупить свои вложения.

Сложности сегодня есть и в том, что леса находятся в разной степени ухоженности. Но начинать работу все — равно нужно, ведь чем раньше сделаем это, тем легче будет следующим поколениям, которые придут в лес, чтобы получить максимальный эффект от продолжения того, что начнем мы.

Сегодня у нас есть два пилотных лесных района – Двино-Вычегодский таежный лесной район (работа в этом году завершается) и Среднеангарский таежный район (работа завершится в следующем году) в Сибири. Также у нас есть ряд регионов, которые высказали свое желание принять участие в работе по развитию интенсификации и реализации пилотных проектов в этом направлении не за счет инициативы сверху, а за счет инициативы снизу. Так что, можно говорить не только о Республике Коми, Архангельской и Иркутской областях, но и о Карельском таежном лесном районе, Белозерско-Балтийском таежном районе (Вологодская и Ленинградская области), есть инициативы в Красноярском и Пермском краях, в Удмуртской Республике. В ближайшее время будут разрабатываться нормативы, которые позволят в данных лесных районах иметь нормативную базу для реализации интенсивного использования и воспроизводства лесов. Часть соответствующих соглашений Рослесхоза с регионами уже подписана, в других случаях проекты проходят согласования. Эти пилотные проекты в рамках интенсификации использования и воспроизводства лесов, я надеюсь, найдут свое отражение в рамках Бореальной лесной платформы.

 

Зайцев

Алексей Зайцев, начальник службы лесопользования АО «Монди СЛПК»:

— Бореальная лесная платформа изначально создавалась при активной поддержке «Монди». Полевой семинар в рамках платформы проходил впервые. Что касается интенсивного лесного хозяйства, то несколько лет назад, когда появился определенный интерес к этой теме, мы решили попробовать изменить подходы к стандартно выполняемым лесохозяйственным мероприятиям и сделать первые шаги в направлении интенсификации. На начальном этапе мы делали это обособленно от других участников лесных отношений. Со временем пришло понимание, что необходимо обсуждать вопросы интенсификации как можно более широким кругом специалистов. Бореальная лесная платформа — именно тот ресурс, который позволит объединить все существующие практики, все сообщество заинтересованных компаний, организаций, структур на общей площадке. Самый главный вывод после семинара — что все решения, особенно такие важные как изменения нормативов, должны обсуждаться и приниматься в лесу, в полевых условиях. Я заметил, что даже у представителей органов власти на лесных участках меняется ход мыслей. И то, что сегодня государство держит на контроле тему интенсификации лесного хозяйства, — в этом большая заслуга полевых мероприятий, таких как этот семинар в том числе. Самое важное, в чем вижу задачу Бореальной лесной платформы, — информационный обмен, в частности, — обмен полученным опытом. На практике большое значение имеет свежий взгляд на то, что ты делаешь. То есть, мнение коллег, которые, посмотрев, что ты делаешь, высказываются, помогают увидеть твою работу иначе, отыскать новые, более эффективные решения. В свою очередь, изучив что-то реализованное у нас, они могут применить наши наработки у себя. Обмен опытом помогает избегать типичных ошибок. Любая идея имеет свое развитие. Донесение консолидированной позиции специалистов, которые работают в направлении интенсификации, до федеральной власти, — также задача Бореальной лесной платформы. Можно сказать, платформа — это практическое объединение усилий компаний. Интенсивное лесное хозяйство, в нашем понимании, — правильное лесное хозяйство, которое обеспечивает предприятие сырьем в долгосрочной перспективе при сохранении экологических ценностей леса и с учетом мнений всех заинтересованных сторон: органов управления лесами, местного населения, общественных и природоохранных организаций, учебных заведений. При этом важно, что все нововведения мы реализуем в условиях полной открытости, в тесном сотрудничестве со всеми перечисленными участниками лесных отношений. От существующей практики ведения лесного хозяйства «правильное лесное хозяйство» отличается тем, что работы в лесу выполняются не для галочки в отчете, а так, чтобы каждое проведённое в лесу мероприятие приносило положительный результат и было ориентировано на долгосрочные цели, чтобы вкладываемые в лесной участок средства вернулись в виде пользы и дохода в будущем. Бореальная лесная платформа не должна ограничиваться российской темой. Я вижу ее развитие в сотрудничестве с коллегами из других стран, где накоплен богатый опыт по правильному лесному хозяйству.
На семинаре прозвучали интересные идеи о поездке в Белоруссию, например. Бореальная платформа это не только информационный ресурс для российских компаний, не просто сообщество заинтересованных в развитии лесного хозяйства сторон, но и не привязанный географически институт по изучению и внедрению эффективных передовых практик. Бореальные леса это большой простор для работы. В нашей стране интенсивное лесное хозяйство на сто процентов заработает еще не скоро, это произойдет только тогда, когда государство посмотрит на лес как собственник. Я думаю, это перспектива ближайших десятилетий и исключительно эволюционного пути.

 

Дружинин

Сергей Дружинин, руководитель отдела по лесообеспечению ОАО «Группа «Илим»:
— Семинар мне понравился своей информативностью и наглядностью полевой части. Можно было лично увидеть результат практик по интенсификации. На демонстрационных площадках удалось узнать немало нового.
Я много поездил по Архангельской области и видел результаты работы и лесничеств, и арендаторов. Могу сказать, что не всегда в результате получается то, что задумано изначально. Вместе с тем, увиденное на экскурсиях в рамках семинара меня действительно порадовало результатами.
Несмотря на то, что некоторые практики идут в разрез с существующей нормативной базой, они позволяют добиваться успехов. Особенно понравилась площадка по сосняку, разреженная: ходишь как в парке, а все благодаря своевременно проведенным мероприятиям по уходу! Видны приросты, качество леса, нет загущенности насаждений. Там было видно два магистральных волока, по которым вытаскивали лес, и то они практически заросли. Считаю, что такие практики нужно обязательно применять в Архангельской области.
Кстати, у нас особенно по Котласскому району, много средневозрастных лиственных насаждений, в которых просто не пройти. Диаметры маленькие, насаждения сильно перегущены, транспортная доступность в наличии. Если там провести мероприятия по разреживанию, получим по березе к моменту спелости хороший выход, и это будет товарная древесина. Безусловно, речь о долгосрочном вложении: вкладываясь сейчас, прибыль мы смогли бы получить лет через двадцать-сорок. Если цель работы — перспектива в масштабе десятилетий, а не сиюминутная прибыль, то это надо обязательно делать.
Интенсивное лесное хозяйство — это ряд мероприятий, направленных на выращивание целевых сортиментов с заданными характеристиками. Ты должен уже сегодня знать, к чему придешь через десятилетия на своих участках аренды. Работать по принципу: посадили и забыли — больше нельзя.
Бореальная лесная платформа должна выработать единые правила, нормативы, по которым можно будет переходить на работу в условиях интенсификации. А компании, государственные органы и общественники, основываясь на этих правилах и нормах, смогут дорабатывать их с учетом особенностей той местности, того района, где это будет внедряться.

 

Безверхов

Павел Безверхов, руководитель ИП «Лесная Альтернатива»:

– Из того, что мне понравилось на этом семинаре, отмечу наличие разных точек зрения у участников и предметные дискуссии на выездах в лес. Из увиденного на экскурсиях что-то выделить даже не смогу, мне интересны были все представленные практики, в виду того, что они реализованы разными специалистами, в разных условиях, с разными подходами и задачами. Что вызывало всегда опасения, так это свобода определений, своего рода разночтения в том, что подразумевать под интенсивным лесным хозяйством, интенсификацией? В этом не должно быть разных подходов. Важна максимальная точность, чтобы эти понятия были едиными для всех.
Как мне представляется, интенсивное лесное хозяйство в нашей стране находится в самом начале своего развития, но пока до конца не осознано то обстоятельство, что придётся возвращать в лес экономические методы управления, а не ограничиваться преимущественно командно-административными. Интерес к этой модели ведения хозяйства есть, он оправдан, попытки работать в российских условиях и, скажем так, интересные практики по интенсификации уже есть. Я не питаю иллюзий, что в ближайшее время что-то удастся коренным образом поменять, потому что прекрасно знаю, как обстоят дела на местах, в регионах, какая ситуация сложилась с кадрами в лесной отрасли, каковы в целом российские реалии.
Впереди большая работа и она потребует времени. Попытки форсировать развитие событий и сделать быстро то, что должно делаться постепенно, ни к чему хорошему не приведут. Образовательная компонента – это то, что невозможно создать сразу, её нужно нарабатывать, обучая большое количество людей в течении, по меньшей мере, нескольких лет. Мне кажется, что некоторые сторонники интенсификации это не совсем понимают.
Бореальная лесная платформа – это информационная площадка, где должен идти постоянный обмен существующим опытом, накопление, изучение и систематизация материалов по уже реализуемым практикам. Я – практик и обязательно буду принимать участие в работе этой платформы, готов помогать ее развитию, как специалист с многолетним опытом.
Специфика отечественной интенсификации в том, что западный опыт ведения интенсивного лесного хозяйства – это изначально инициатива государства, которую оно распространяло и развивало, а у нас это делает бизнес, ученые, общественные организации, и им еще приходится доказывать государству, которое у нас по закону – единственный собственник леса, в чем преимущества правильного лесного хозяйства. Сам собственник пока не проявляет особой заинтересованности и не занимает активной позиции. Если без лукавства, в интенсификации в первую очередь должен быть заинтересован именно собственник, и без его участия и поддержки изменить что-то к лучшему не представляется возможным. К работе Бореальной лесной платформы необходимо привлекать органы федеральной и региональной власти, чтобы их представители участвовали в обсуждениях и видели, перед какими актуальными проблемами оказались лесной бизнес, наука и общество, и какие сценарии возможны в развитии лесного хозяйства в нашей стране, к чему они способны привести в перспективе ближайших десятилетий.

 

Уродков

Константин Уродков, руководитель лесохозяйственного отдела лесного филиала ОАО «Группа «Илим»:
— На первом семинаре Бореальной лесной платформы мне все очень понравилось. Интересны те лесные участки, где мы побывали. Рассказ о применяемых практиках велся очень доступно. Наибольший интерес вызывала часть по ландшафтному планированию, потому что мало кто вообще такую информацию дает. Много полезной информации почерпнул для себя. Например, то, что лесообразующая порода исторически будет зависеть от того, какой тип почвы.
Многие моменты пригодятся в работе. До сих пор мы сажаем для Архангельской области в следующем соотношении: семьдесят процентов — ель, тридцать — сосна. А это можно изменить. Как мы узнали на семинаре, «Монди» в этом процессе уже добивается определенных результатов.
Большой плюс, что мы обсуждаем увиденное не на картинках, а воочию — в условиях леса.
Бореальная платформа, несомненно, поможет избежать лишних ошибок. Ведь изучая опыт других компаний, специалисты сделают необходимые выводы для себя, учитывая особенности своих лесных территорий.
Это очень полезно — учиться на чужих ошибках. В рамках Бореальной лесной платформы важно вести открытое сотрудничество в этом смысле, и мы со своей стороны тоже поделимся своим опытом, как успешным, так и не очень.
Для меня интенсивное лесное хозяйство — это возможность получать ликвидный материал, то есть сырье, близко, доступно, в местах, пройденных рубками главного пользования, сохраняя нетронутые лесные территории.
Кстати, мне очень понравился участок нетронутого леса, куда мы заезжали. Он на удивление тут сохранился! По идее, его могли бы и вырубить. Но это показательно: если предприятие может получать сырье близко, то такие участки оно зарезервирует и сохранит для будущих поколений. Экологическая составляющая такого взвешенного отношения к лесу бесценна.
При интенсификации очень важно не скатиться от рубок ухода к рубкам дохода. Я вижу необходимость в особом подходе к зеленому ресурсу в лесных регионах, где в культуре и традиции местного населения на протяжении всей истории ключевую роль играл лес. Именно он давал не только древесное сырье, но и очень много побочных продуктов, необходимых для повседневной жизни. Сохранение лесных ресурсов и леса как наследия имеет огромное значение для местных жителей, а интенсификация как раз решает эту задачу.

 

Копейкин

Михаил Копейкин, руководитель департамента лесного хозяйства ГК «Титан»:

– От семинара – только положительные эмоции, все очень познавательно. Особенно вчера понравился выезд на питомник «Монди», понравился получаемый посадочный материал. Все на высоком уровне! Не скрою что и у нас в группе компаний, в Архангельской области, есть заинтересованность в создании подобного тепличного хозяйства.

Отмечу, что участников семинара было много, отлично представлены предприятия. На прошлой встрече в Москве ведущими были специалисты «Монди», в этот раз хорошо представлен «Илим» и другие компании. Круг участников, конечно, надо увеличивать и впредь. Было бы интересно, чтобы он расширился за счет привлечения сибирских и дальневосточных компаний. С учетом того, что мы довольно тесно сотрудничаем с Китаем, надо больше привлекать сибиряков и компании Дальнего Востока.

Чтобы улучшить организацию и проведение таких семинаров в рамках Бореальной лесной платформы, даже трудно что-то предложить… Быстрее бы добираться до пункта назначения! Но это не вопрос к организаторам, это уж страна у нас такая, огромная лесная держава.

Что касается его темы, по-моему, интенсивное лесное хозяйство развивается в нашей стране недостаточными темпами. Мешает то, что для внесения изменений в законодательную базу уходит всегда много времени. Помогает – желание компаний работать по интенсивной модели. Но опять же – компаний целлюлозно-бумажных.

У меня сохраняются сомнения по получению пиловочной древесины при интенсивной модели. При тех рубках, которые нам продемонстрировали на семинаре, это может быть коммерчески невыгодным и может быть ориентированным на получение качественного пиловочника только в далекой перспективе, а не сейчас.

Лично меня интересует товарный выход не только балансовой древесины, но и пиловочной, ведь уже сейчас мы должны обеспечивать предприятие сырьем. Вот тут возникают проблемы. Как интенсификация будет выглядеть в контексте получения пиловочника? Тем более, если учесть, что у нас в основном участки расположены на севере Архангельской области, где другие условия произрастания. Семинар проходил на территории, которая более-менее соответствует условиям юга Архангельской области. И эти отличия имеют значение, необходимо учитывать свои местные условия.

Главную задачу Бореальной лесной платформы я вижу в информировании, это должен быть актуальный ресурс. С его помощью заинтересованные стороны должны иметь доступ как к положительному, так и к негативному опыту интенсификации. Со своей стороны могу заметить: помогать развитию платформы мы будем обязательно, но степень участия прокомментировать не могу, это больше вопрос к руководству компании.

 

<Sami Oksa

Сами Окса, руководитель по развитию компании UPM, ответственный за Cеверную Европу:
– Сразу хочу заметить: я рад, что был приглашен на это мероприятие. Семинар прошел в формате экспертного совещания, так как поднимались разнообразные вопросы, в том числе те, что касаются сложностей юридической базы. Важно, что обсуждались и варианты решений имеющихся проблем, и продвижения вперед.
В России нам показали лесные участки, где используются разные практики интенсивного лесного хозяйства, причем, какие-то из них мне понравились больше, какие-то меньше. Будет интересно следить за развитием этого опыта в дальнейшем, за тем, каких результатов добьются специалисты и к каким выводам придут.
Сегодня можно отметить, что в России для реализации интенсивной модели специалистам на местах еще не хватает знаний. Базовое понимание ее пользы здесь уже имеется, это осознание на хорошем уровне у тех, кто работает в лесу, они в курсе, что такое структура интенсивного лесопользования. Но именно европейский опыт (ведь Европа занимается этим в течение уже пятидесяти лет) — это то, чего не хватает в Российской Федерации. Также россиянам необходимо много и детально работать с юридической базой. Вы только начинаете, поэтому Бореальная лесная платформа может стать тем ресурсом, который обеспечит доступ и к знаниям, к существующему опыту и к тем законодательным моментам, над которыми следует работать.
Для того, чтобы еще более эффективно участвовать в таких семинарах в России, хорошо бы было получать предварительную обзорную информацию, результаты предварительных или ранее состоявшихся дискуссий. Мы с моим финским коллегой узнали, что в России велось активное обсуждение вопросов, связанных с бореальными лесами, но материалы по этим дискуссиям не были разосланы всем участникам до начала семинара.
Чем лично для меня оказался полезен семинар в Коми, это не секрет – очень интересно сравнить интенсивную и экстенсивную структуры лесопользования. Именно на основе Бореальной платформы это возможно сделать.
Также интересно будет, если в будущем произойдет расширение круга участников Бореальной лесной платформы за счет представителей Финляндии, Швеции и Канады. Конечно, нельзя исключить, что финские эксперты станут активными участниками в работе платформы. В Финляндии интенсивное лесное хозяйство способствовало тому, что сегодня непрерывность лесопользования обеспечена на много десятилетий вперед. И когда все только начиналось, то были и достижения, и ошибки.
Большое значение для тех, кто работает в лесу, имеет государственная лесная политика. Время покажет, смогут ли в России использовать все лучшее, что есть в европейском опыте, и избежать ошибок. Желаю успехов в этом!

 

<Шорохов

Алексей Шорохов, директор по производству «Мется Форест Подпорожье»:
– В этом году вопросам интенсивного лесного хозяйства посвящено несколько полевых семинаров. Здесь, в Республике Коми, благодаря проекту Бореальная лесная платформа, у нас есть возможность познакомиться с опытом компаний «Монди СЛПК» и Группы «Илим». Для «Мется Форест Подпорожье» этот опыт очень важен, потому что мы находимся в похожих условиях. В сложившейся системе отношений между лесопользователями и органами управления лесным хозяйством попытки изменить практику ведения лесного хозяйства наталкиваются на одни и те же препятствия независимо от региона.
Обсуждая с коллегами эти препятствия в рамках выездных семинаров, мы начинаем лучше понимать и стоящие перед нами задачи, и возможные действия и вероятные ошибки. Формат полевых выездов, считаю, очень полезен. Можно долго обсуждать в аудиториях примеры из практики и не разобраться даже в понятиях. Но когда перед глазами наглядный пример, достичь понимания гораздо проще. Мне показалось, что компании устали ждать, когда же изменятся условия ведения лесного хозяйства, и переходят к действиям. На этом семинаре мы увидели пример того, как лесопользователь становится «проводником» лучших практик. Особенно сильное впечатление производят изменения в практике лесовосстановления и ухода за молодняками. Здесь новые методы вышли далеко за пределы демонстрационных объектов. Мы увидели, какое огромное значение в компании «Монди СЛПК» уделяется качеству посадочного материала и подготовке почвы. И это не просто примеры повышения эффективности отдельных лесохозяйственных мероприятий, а важное свидетельство серьезных изменений в системе целеполагания: качественные лесные культуры и молодняки становятся главным результатом лесовосстановления, в целом лесохозяйственная деятельность становится осмысленной, горизонт планирования насчитывает десятилетия.
Полевые семинары этого года показали, что в разных регионах лесопользователи, независимо от того, есть государственные гарантии и поддержка или нет, принимают меры по кардинальному изменению практики лесного хозяйства. Осознание этого очень поддерживает нас, укрепляет в ощущении, что и наш выбор верен. Я очень надеюсь, что Бореальная лесная платформа станет тем пространством, той площадкой, на которой будет осуществляться сотрудничество всех заинтересованных сторон, а полевые семинары в разных регионах станут традицией платформы.
Кроме этого, на базе платформы может появиться своего рода база данных о передовом опыте компаний. Это может быть не только опыт демонстрационных объектов. По мере внедрения в практику новых нормативов и методов становится важным наблюдение за результатами и возможными последствиями интенсификации лесного хозяйства, в том числе на базе специально заложенных для этого постоянных опытных объектов. Результаты таких наблюдений должны быть доступны для всех. Платформа может стать собирателем и распространителем этой важной информации.
В рамках полевых семинаров этого года мы побывали на самых разных демонстрационных объектах, но, я предполагаю, их общая площадь – доля в практике каждой из компаний – на сегодня довольно мала. Допустим, со временем будет появляться все больше возможностей распространять опыт демонстрационных объектов в широкую практику. И тут возникает важный вопрос: что дальше? Очень интересный показатель – как будет меняться соотношение участков, где лесное хозяйство ведется по старым и по новым нормативам, в общей площади лесопользования. Как эта картинка будет изменяться от арендатора к арендатору, от региона к региону… Это своего рода индикатор того, насколько компании и региональные власти готовы к переменам в практике ведения лесного хозяйства. Бореальная лесная платформа очень полезна как уникальный ресурс, на котором, среди прочего, может отслеживаться и этот индикатор.
И еще один важный аспект лесных отношений: во взаимодействии лесопользователя и государства очень не хватает доверия. К сожалению, этому есть основания. Как результат, в большинстве случаев при обсуждении какого-либо хозяйственного решения вопрос возможного наказания звучит гораздо более актуально, чем вопрос о собственно лесоводственном смысле самого мероприятия. Финансовое измерение имеют текущие затраты и потенциальные штрафы, поэтому не принято открыто обсуждать ошибки. Но отсутствие правильного инструмента финансовой оценки результатов лесохозяйственной деятельности вовсе не означает отсутствие ценности самого лесного ресурса. Ценность лесов существует, независимо от того, способны или нет мы ее измерить, и она не остается постоянной. Направление и скорость ее изменения находятся в прямой зависимости от того, как быстро поменяется характер взаимодействия между основными участниками лесных отношений. Очень надеюсь, что проект Бореальной лесной платформы, способствуя вовлечению в диалог разных заинтересованных сторон, внесет свой вклад в формирование взаимопонимания и доверия.
Хочется выразить благодарность WWF, фонду «Серебрянная тайга», «Монди СЛПК» и Группе «Илим» за прекрасную организацию семинара!

© 2018 Boreal forest platform